Главная Тур-даты Новости Дискография Лирика Биография Статьи О клубе Форум OZZY M.D.

ФЭН-ЗОНА

НАШИ РЕЗИДЕНТЫ

SABBATH INSIDE
BLIZZARD OF MOSCOW
Главная arrow Статьи arrow Кровавый Берег
Кровавый Берег Печать E-mail
Автор Aimee   
27.01.2011 г.

Или: Хаос в Калифорнии. Пока вокруг него фонтанирует сумасшествие, и обдолбанные фаны металла бросаются навстречу своей смерти, дикарь, превратившийся в тихоню, Оззи Осборн, умудряется сохранять спокойствие и держит свое безумие под контролем вне пределов концертной площадки.

Яркий пред Доннингтонский отчет Сильвии Симмонс в журнале Kerrang лето 1986 год

 

: Перевод: Татьяна Aimee Туркина  

 

Если дорога из Лос-Анджелеса в Лонг-Бич – это не точная копия дороги в Ад, тогда я могу сказать только то, что хорошее протестантское образование и целая куча денег ушли в никуда. Вымершие торговые пассажи, полупустые паркинги, магазины фаст-фуда, серые пальмовые деревья, безжизненные бунгало, окрашенные в бесконечное количество бежевых оттенков, одно за другим на прямой и бесконечной линии автострады, накрытой пыльной завесой смога.

Сейчас -  4.30 пополудни, и басист группы Оззи Осборна Филл Суссан, барабанщик Ренди Кастилло, гитарист Джейк И Ли и невидимый клавишник Джон Синклер были жестоко сдёрнуты с небес -  из открытого холла с бассейном в Сансет Маркиз, в Голливуде, где кинозвезды потягивают клубничный маркеритас, а звезды рок-н-ролла фланируют туда-сюда (Вот Пол Стенли! А вот Джо Страммер! Вот загорает Анни Леннокс!) – и ввергнуты в чистилище, то есть - в гастрольный автобус,  обреченный на долгую дорогу в Лонг-Бич.

Плюс-минус несколько пальмовых деревьев – и вот он, Калифорнийский Шеффилд, Лонг-Бич, дом самых бешеных на мили вокруг фанов хеви-метал (болезных лунатиков с пеной у рта), мужчин и мальчишек с жилами в зубах, фейерверками в руках и безумием в головах.  На стадионе Лонг-Бич на меня наблевали большее количество раз, чем на какой бы то ни было спортивной площадке в мире. Оззи Осборн выступает здесь три вечера подряд, и все билеты уже проданы.

Ренди совершает набеги на холодильник и заправляется содовой, Джейк где-то в задней части автобуса, а Филл и Джон пытаются бороться со скукой обмениваясь приколами, разглядывая странные трогательные письма от японских фанов и фотографии, которые Филл сделал во время внеурочной поездки группы в Грейсленд  туда, где находится особняк и гробница Элвиса.

Потом Ренди включает радио. Там Оззи дает интервью одному из тех масляных американских ди-джеев, от каждого слова которых по коже бегут мурашки.

«ОЗЗИ ОСБОРН!!!», - орет ди-джей голосом, полным истерического оргазма. «Я здесь с БЕЗУМНЫМ Оззи Осборном!!!  Оззи, малыш, ты – сумасшедший!!! Самый безумный чувак в рок-н-ролле!!! Ди-джей плюется восклицательными знаками, как книжка комиксов.

«Безумный и трезвый», - подчеркивает Оззи. «Отныне -  только так. Теперь я контролирую свое безумие, и мне становится все лучше». Это не то, что ди-джей хочет услышать.  Он хочет говорить о полном сумасшествии, но Оззи не играет в эту игру.

«Вот это по-нашему!» - визжит ди-джей, и кто-то его выключает. Автобус въехал на парковку у служебного входа на стадион. Пока настраивается Металлика, приезжают Оззи и Шэрон, жена и менеджер. Как и всегда перед шоу, у него озабоченный вид, он чем-то грохочет в разных закутках гримерки, останавливается у длинного стола с фруктами, орехами, овощами и соками. Никакого алкоголя. Он запивает целую горсть витаминов апельсиновым соком. Он ставит свой портативный CD на футляр усилителя и заполняет пустоту Aerosmith, INXS и Van Halen.

Настало время звездам выходить, как они это делают в Лос-Анджелесе. Некоторые – чтобы отдать дань уважения, но большинство, чтобы их увидели: глаза всегда смотрят поверх плеча того, с кем они разговаривают, на случай, если кто-нибудь, более важная персона или фотограф, на худой конец, будет проходить мимо. Вот осклабился Стивен Пирси из Ratt, другие члены группы держаться на почтительном расстоянии. А вот Брюс и Нико из Iron Maiden, только что вернулись со съемок в пустыне Мохаве, и Винс Нейл из Motley Crue как раз за пару дней до тюрьмы.

Оззи и Винс трезвые сидят на диванчике и ведут разговор. Кто-то из индустрии звукозаписи с мерзкой типовой рожей (меня не удивит, если это был тот самый ди-джей), просунул голову в дверь и сказал, не обращаясь ни к кому конкретно: “’Эй, есть два по-настоящему отвязных человека. Классные парни!», тогда как они являются последними алкоголиками. Общение непонятно с кем, блин, продолжается,  этим двум людям больше нечего делать, как только воплощать в жизнь эти его полоумные грезы и фантазии. Вокруг Оззи происходит импровизированная тусовка и, похоже, ему там совсем неуютно…

«Вот  Абсолют для Мetallica и чай для Оззи», - сказал Ларс Ульрих и я иду выпить по стаканчику с группой поддержки. Ларс прихрамывает на одну ногу после пьяной ночи с участием двух членов Iron Maiden, одного парня из  Unforgiven, сомнительной голливудской барменши и бассейна в отеле. Позади топчется блондинка в мини-юбке, предлагая терапевтические натирания.

Metallica говорят только хорошее об Оззи и его шоу, о его организации, и об отношении к ним. «Думаю, что лучшего, чем участие в этом туре мы и пожелать не могли», - говорит Ларс, проводя ногой по воздуху, как водяная черепаха. «Публика и отношение со стороны команды Оззи – потрясающие».

«Оззи всегда ведет себя открыто со всеми, - позже говорит он мне, - за исключением детективов», а Metallica – не сыщики. Они напоминают ему ранних Black Sabbath.

Время идет, Томми Ли ухмыляется и кричит кому-то: «Покомандуй!»

«Да не бери в голову», - это приглушенный отклик Оззи…

ИСТЕРИЧНЫЙ ди-джей стоит на сцене, а я без ружья.  «Вы готовы к рок-н-роллу?» – пронзительно визжит он. Думаю, что он при этом наделал в штаны.  «Вы готовы к сумасшествию?» И пока мы киваем, в подтверждение того, что мы и в самом деле готовы и первому, и ко второму, пока весь стадион сотрясается от края до края, с потолка планирует красноглазый монстр с распахнутыми крыльями. Оззи сидит в его одеждах, он раскинул руки, как архангел Гавриил.

Знаменитый драматический гул, красные огни, вспыхивают голубые огни, валит дым, действительно великолепный свет мерцает и двигается вверх и вниз, из стороны в сторону. Монстр опустился. Оззи выходит в белом блестящем костюме и бежит по пандусу вверх и вниз.

«Я люблю вас, люди, черт подери!», - выкрикивает он, и взрываются фейерверки.

Вот это выход!

Наверху, по сторонам, висят четыре огромных экрана, где крупным планом показывают все происходящее, на них разные виды Оззи. Вот Оззи идет по сцене, останавливается и, оригинально пружиня на ногах, хлопает в ладоши; все кругом тоже хлопают. Оззи поднимает руки и покачивает ими из стороны в сторону - все тоже покачивают руками.  

«Давайте, - говорит Оззи, - устроим рок-н-ролльный бунт!» И вот – «Bark at the Moon», 14 000 людей воют оооууууууу. Зал взревел на песне «Suicide Solution», из-за которой совсем недавно разгорелась судебная тяжба. Отличная песня, но без идиота, швырнувшего вперед хлопушку, можно было и обойтись. По крайней мере, они больше не швыряют звезды ниндзя, на предыдущих концертах тура они это делали во время соло Джейка.

Соло начинается перед «Killer of Giants». Джейк катается по полу, бьется, дразнится, бросается на гитару, и толпа подражает ему. Ренди играет соло во время «Secret Looser», наиболее ощутимо приятное со времени соло Томми Ли во время последнего тура Motley Crue. На сцене загораются огни, Томми играет одной рукой, а другой крутит палочку, потом встает, идет вокруг установки, покачивая пятой точкой и стуча по всему, что попадается ему на пути, а мы кричим Эй!, и у его ног разрастается рев.  Все зажигалки зажглись на «Mr. Crowley», вот вспышки и взрывы на «Thanks God For the Bomb», «Crazy Train», «Iron Man» и «Paranoid», и все это с  целым рядом красных фейерверков. Полтора часа пробегав по кругу, как двухлетний ребенок, Оззи еще сохраняет достаточно энергии, чтобы ходить вверх и вниз по тому месту, где все музыканты спускаются немного вперед, чтобы поклониться.

Десять лет назад тот же самый Оззи Осборн, работавший с Sabbath, только и ждал, чтобы скорее спуститься со сцены и отправиться спать или в ближайший бар. Оззи в доме-лимузине как спущенная шина. Он опускает голову. Он говорит, что хочет выпить. Никто с ним не спорит, и никто не дает ему выпить. Он меняет тему. Говорит, что звучал ужасно. Если это и так, то я и еще 13 999 человек этого не заметили. Я думал, что стал очевидцем великолепного стадионного шоу. Оззи замолкает и смотрит в черные окна лимузина. Если он не доволен сегодня, то следующий день будет хуже, намного хуже.

А ВОТ СЛЕДУЮЩИЙ ОСОБЫЙ СУББОТНИЙ ВЕЧЕР в Лонг-Бич, и вот кучка детей, которым требуется соска, полная наркотиков, которую можно пососать, если уже слишком долго этого не делал. Если вдуматься, то рвота на полу стадиона на 90% - результат действия запрещенных наркотиков. Один молодой парнишка получает передозировку и падает, или его сбрасывают, со стадионного яруса (не особенно высокого; будь он потрезвее – отделался бы несколькими ушибами на заднице, которые потом  напоминали бы ему о бурно проведенном вечере), и лежит на полу, обливаясь кровью. Звонят в скорую. Парень умирает, и больше мне нечего об этом сказать, и еще меньше я могу поведать о человеке, который после концерта по дороге домой получил удар ножом.

А на следующий день это появляется в газетах, сразу под малюсенькой заметкой о паре сотен погибших в Южной Африке.  «СМЕРТЕЛЬНЫЕ СЛУЧАИ НА ХЕВИ-МЕТАЛЛИЧЕСКОМ КОНЦЕРТЕ», - кричат заголовки. После этих отчетов, на телефон отеля, где живет Оззи, беспрерывно звонят репортеры. Одному из них  в голову пришла мысль о том, что Оззи подбивал своих фанов совершить суицидальный прыжок во время песни «Jump for your life» (да, все мы знаем и любим эту песню!), в то время, как этот инцидент, который касался только одного 22-летнего парня и употребленных им наркотиков, на самом деле произошел во время выступления Мetallica.

Сей существенный факт был упомянут только в одной газете, Los Angeles Times, но вместе с тем, они умудрились откопать кого-то, кто якобы спрыгнул с моста Лонг-Бич и сказал врачам, что «он был подавлен, потому что у него украли билеты на то самое шоу Оззи Осборна»...

ТРЕТИЙ И последний вечер в Лонг-Бич. Оззи сидит на телефоне и звонит на радиостанции и просит фанатов взять себя в руки, а они не верят, что это говорит действительно он. И когда мы начинаем официальное интервью для Керранг по дороге в Ад и в Лонг-Бич, сидя вдвоем с Оззи в лимузине, то он, понятное дело, не в самой лучшей форме.

«У меня нет слов, твою мать. Я не знаю, что сказать. Я не знаю, что делать. Они только усиливают давление на рок-н-ролл, так что, в конце концов, они его запретят. Запретят. Они только этого и хотят. Они обожают, когда кто-нибудь умирает. Это так глупо, черт возьми! Он смотрит на однообразный пейзаж за окном. Эти дети, что напиваются и дуреют на концертах просто все всем портят, ничего хорошего. И это дает разным мнимым правозащитникам шанс развернуть свои гребанные флаги».

«И ничего не скажешь. Нечем защититься. Я стараюсь, как могу, остановить все это, выступая по радио, рассказывая о наркотиках в газетных статьях, и что? Какого черта я все это делаю?  Я же не могу пойти и обыскать каждого персонально».

Каждый раз, как Оззи приезжает в город, разражается какой-нибудь скандал. В прошлый раз была «Suicide Solution» и паренек с пушкой. Оззи несчастен. Теперь, поскольку перспектива быть хедлайнером в Донингтоне его радует, и поскольку это – цель моего путешествия, то, наверное, не так уж плохо перейти на эту тему.

«На последнем выступлении в Донингтоне я был в форме, был хороший день, и все шло прекрасно, так что я могу только надеятся, что все это повториться или будет еще лучше, чем в прошлый раз. Конечно, для меня это – событие, быть англичанином и вести Донингтон – это важнейшая ступень в карьере любого музыканта. Я на самом деле с нетерпением этого жду. Надеюсь, что всем понравится и, - бросает угрюмый взгляд, - они себя не поубивают».

Полагаю, они могут стучать себе по голове пластиковыми бутылками до потери чувств, высказываюсь я.

«В Англии этого не так много, так ведь?», - улыбается Оззи. «В смысле, всего этого угара?»

«В Англии ни у кого нет денег, чтобы купить нормальных наркотиков», говорю я.

«Я и правда жду не дождусь своего возвращения туда», говорит Оззи. «Хотя я люблю Америку, здорово находиться недалеко от дома».

Если все пойдет согласно плану, то он привезет целое зрелищное американское шоу: 42 человека команды, восемь грузовиков, собственная сцена и 1500 прожекторов.

«Я попытаюсь сделать лучшее шоу в моей жизни. Думаю, что в Донингтоне есть нечто такое, чего больше уже нигде нет…»

«Ты волнуешься в этот раз?»

«Я всегда волнуюсь, каждый вечер перед выходом на сцену, где бы это ни происходило». Наверно, это просто часть моей натуры. Я никогда не любил выходить на сцену и думать: «О, это плевое дело», потому что если это ерунда, то тогда в этом ничего нет, и я с легкостью и без всякого смысла это прохожу.  На сцене я вынужден иметь дело безумием в некотором роде. Приходится с чем-то бороться и с чем-то мириться».

«Без алкоголя это делать труднее, да? Наверно я задаю банальный вопрос?»

«Нет-нет. Забавно, что даже когда я пил и принимал наркотики, то я делал это только после концерта или за день до него, так что на сцене я не был под кайфом, хотя я мог испытывать похмелье.   И сейчас я трезв как стекло, а это классное ощущение».

«Но тогда это наверное странное ощущение, когда  стоишь на сцене, будучи абсолютно трезвым, а большая часть аудитории в этот момент пребывает в полнейшем безумии?»

«Что я могу сказать? Я прошел через весь этот ад, и я один из тех счастливчиков, кому удалось выбраться с другой стороны».

«Это напоминает мне слова, сказанные однажды Стивом Тайлером из Aerosmith: «Из музыкантов, увлекающихся наркотиками, мы превратились в наркоманов, увлекающихся музыкой».

«Да! К концу моей работы в Sabbath, группа была примерно такой, да и начало сольной карьеры Оззи ничем не отличалось. Мой последний альбом – это первый альбом, который я сделал без выпивки и наркотиков. Знаешь, оставаться трезвым – это нелегко. Если раньше ты пил, то все время думаешь: «Ну почему мне-то нельзя этого делать? Мой отец выпивал всю жизнь и другие всю жизнь это делали – над этим приходится работать».

«И в итоге, это не приносит ничего хорошего. И еще этот чертов очищенный кокаин, который сейчас продают – теперь я рад, что выкарабкался из этого всего. Вот смотришь на веселого выпивоху в пабе, он счастлив и доволен, но держу пари, что когда он возвращается домой, то попадает в дом, полный страдания, черт возьми. Я долгое время таким и был, по выходе из паба я становился жалким и несчастным, потому что, когда ты оттуда выходишь, то приходится снова сталкиваться с реальностью».

«Я раньше думал, что нельзя никому позволить наблюдать, что я пью только апельсиновый сок».

«А если прибегнуть к старому доброму трюку и налить сок в бутылку из-под виски?»

Оззи качает головой.  «Нет, просто у меня было жуткое ощущение, что все ждут моей смерти. У меня действительно было ужасное чувство, что Оззи следующий за Муни, Бонэмом и прочими. И я понимал, что не хочу умирать, черт возьми. Почему я должен умереть ради того, чтобы кто-то потом сказал: «Да, Оззи был знатным выпивохой.  Он был чертов сумасшедший, но выпить он определенно умел!» И потом, я несу ответственность за свою семью и своих фанов, если они нормальные. И за себя тоже. Я не хочу стать следующим рок-н-ролльным  самоубийцей – к черту! Я столько лет усердно работал не для того, чтобы сыграть в ящик!»

«Это не означает, что моя музыка изменится, конечно нет. Пьешь ты или нет, от этого ты не меняешься. Выпивка только делает забавной твою походку и больше ничего!»

«Знаете, что недавно устроила моя жена? Она заставила кого-то снять меня пьяным на видео. Я думал, что проводил время наилучшим образом, бегая голым по дому и натыкаясь башкой на двери. Когда я себя увидел, то был так потрясен! Я выглядел просто как большой дебильный переросток.

Он начинает рассказывать о проблемах с лишним весом, о беге по утрам и приеме витаминов, и я спрашиваю его, смог бы он десять лет назад представить себе, что будет сидеть здесь и говорить о весе, пробежках и витаминах. Он смеётся.

«Да никогда, черт побери! Но я больше не ребенок. Мне 38 лет. И на сцене это сказывается. Некоторое время назад я действительно сильно набрал в весе, начинаешь чувствовать себя толстым неуклюжим увальнем. Чувствуешь себя гадко оттого что много пьешь, и с этим приходится что-то делать. Чувствуешь себя хреново и оттого,  что ешь слишком много всякой дряни,  и с этим тоже приходится что-то делать, и после этого начинаешь чувствовать себя хорошо. Раньше я просыпался по утрам и страдал похмельем. Смотрю на себя в зеркало – я жирный от всего того пива, которое я выпил,  и чувствую себя как мешок с д…  Иногда мне просто хотелось заплакать:  посмотрите на меня – я самая успешная рок-звезда, бла-бла-бла – такая жалостливая чушь вырывалась у меня изо рта. И вдруг я подумал: почему бы тебе не перестать причитать и не сделать что-нибудь. Потому что иначе ты так и будешь здесь сидеть, делаясь все толще и толще, как старая пивная бочка, и чувствовать себя последним дерьмом!»

«Дело в том, что сначала я принял меры только наполовину. Я думал, что если я немного выпью и съем несколько витаминов, то это все компенсирует!» Он смеется.  «Но этот способ не работает. Для меня самая гнетущая в мире вещь – это услышать от кого-то: «Оззи, ты становишься толстым»».

Он говорит, что «свежая кровь», окружение молодых музыкантов, постоянно помогает ему идти в ногу со временем. Эта команда определенно - «одна из моих самых ярких и интересных групп за долгое время» - оказалась более успешной и приобрела большую аудиторию, чем группа Тони Айомми, бывшего коллеги Оззи. Но все-таки, даже по прошествии нескольких лет, что  это за интервью с Оззи, если в нем не сказано несколько слов о Sabbath?

«Думаю название Black Sabbath - сегодня просто шутка. У меня не осталось никаких эмоций по отношению к нему, его уже столько раз извращали. Тони продолжает играть, он, в какой-то степени еще может получать от этого удовольствие». И по правде говоря, Оззи тоже нравится то, что он делает – «так что пусть он занимается этой работой». Я ушел оттуда  - и мне хорошо.  Кажется, я радуюсь жизни.  «С Тони Айомми у меня последний раз такое было 7 декабря 1972 года», - посмеивается Оззи.

«Да, у меня замечательная группа. Я ими очень доволен. Хотя, на первом концерте я был совсем не в форме, я устал, так как мы приехали туда прямо из Японии, а восстановление после такого перелета и нарушения суточного ритма занимает немало времени. ..»

«На следующий год у меня будет двадцатая годовщина», - оживляется Оззи. «Не будет никаких церемоний, я просто буду отвязываться на полную катушку, если конечно мне позволят это сделать, учитывая весь тот идиотизм, который творится сейчас… Годовщина – мне нужно придумать хорошее название для альбома».

Двадцать лет в этом безумном бизнесе, а согласно рецензии Дейва Диксона на «Ultimate Sin» (выпуск 113), он за все это время не внес совершенно никакого вклада в рок-н-ролл.

«Каждый имеет право на свое мнение. А прогноз там был совсем неверный. За время моей сольной карьеры,  этот альбом продается лучше всех прочих. Так это был Дэйв Диксон? Не знаю, что он имеет против меня. Я только однажды встречался с ним в Японии, и он не произвел особого впечатления, а теперь он безостановочно поносит меня».

«Мне кажется, что если он полагает, что я ничего не внес в рок музыку, то ему надо работать в женском журнале. Тогда почему у меня столько платиновых альбомов? Почему я до сих пор этим занимаюсь? А если я ему не нравлюсь, то это его мнение, и оно имеет право на жизнь».

Я спрашиваю Оззи, какую он любит музыку.  

«Я мало слушаю музыку, потому что мне круглый год приходится выступать. Я люблю видео. Люблю сидеть и смотреть телевизор. И слушать свои  компакт диски».

Нравится ли ему Thrash?

«Честно говоря, они немного агрессивны для меня. Я бы не поставил их пластинку, придя домой. Это нечто среднее между металлом и панком.  Я не собираюсь критиковать ни одну из этих групп, и если кому-то они нравятся, то  ведь  это только мое мнение. А я бы не стал, сидеть,  слушать один из их альбомов и расслабляться».

ПОКА лимузин въезжает на парковку стадиона, а фаны карабкаются на окна машины, Оззи рассказывает мне о новом фильме, в котором он получил роль  - «Всего лишь малюсенькую роль, если моргнете, то все пропустите». В фильме «Trick or Treat» (еще там играет Джин Симмонс) Оззи играет телевизионного проповедника от христианского общественного движения, едва ли похожего на себя!

«Я играю свою полную противоположность. Я – евангелист, который хочет заставить мерзкую и отвратительную музыку замолчать, если вдуматься, то получается очень славное хитросплетение».

«Мне предложили эту роль, и я подумал, а почему бы и нет? Я хочу поучаствовать в фильмах, - он говорит, что это следующая ступень после видео, -   но я не хочу в фильм лиш бы в фильм, если вы понимаете меня».

И он запросто отказался еще от одной звездной роли. Вещь называлась «The Phantom of the Mall».

«Я спросил, и что я должен здесь играть? Коробку кукурузных хлопьев с привидениями, или что? Гоняться за домохозяйками по супермаркету в тележке для продуктов? Я выбросил сценарий в мусорное ведро».

Правда, на этот раз сюжет ему понравился. «Там речь идет об одном рок фане, кумир которого умирает, и вот этого фана все время мучают мысли об этой смерти, он начинает читать тексты песен умершего и анализировать их, и постоянно проигрывать его пластинки, и тем самым он вызывает его дух, который потом ходит и всех вокруг убивает, вот так…»

Я в предвкушении чего-то. А между тем, сейчас – последний вечер в Лонг-Бич, Оззи сидит перед зеркалом в гриммерке и щекочет свою младшую дочку, которая с восхищением смотрит на свое выходное белое платье. В кругу семьи и в нормальной обстановке Оззи кажется гораздо более спокойным. Имея все еще озабоченный вид, он идет на сцену. В следующий момент я уже вижу его в подоле у монстра, одетого в усеянное звездами, красно-бело-голубое одеяние.

«Эй вы, дикари!

Вы готовы потерять свои несчастные головы?»

Они готовы, и они их теряют.

 

Последнее обновление ( 01.02.2011 г. )